Бензин Онлайн » Новости

Общемировой ESG-стандарт — этого ли ждал российский нефтегаз?

Международные регуляторы готовят новые правила "игры" для компаний, деятельность которых связана с выбросами ПГ. Какие трудности могут возникнуть у нефтяных и газовых компаний в РФ от таких нововведений? Соответствие новым экологическим, социальным и управленческим стандартам (ESG) становится для нефтегазовых компаний во всем мире, включая Россию, все более важным фактором, от которого может зависеть успех предприятия на рынке. При этом игнорирование ESG-стандартов может оттолкнуть инвесторов от компании. Международные рейтинговые агентства и аудиторы уже составляют рейтинги, в которых компания, не соблюдающая ESG-принципы, оказывается внизу списка, что негативно отражается на ее репутации. Именно это и произошло с "Сургутнефтегазом". Наравне с Coal India, американским нефтепереработчиком PBF Energy и рядом китайских компаний он попал в лидеры среди аутсайдеров по объему и качеству раскрытия информации о воздействии на окружающую среду. Рейтинг был составлен индексным провайдером MSCI — бывшей Morgan Stanley Capital International, которая сейчас является провайдером для MSCI Russia. Сам глава MSCI заявил, что публикация рейтинга должна подтолкнуть аутсайдеров к улучшению практики климатического раскрытия. В этом месяце международная организация комиссий по ценным бумагам IOSCO планирует опубликовать свое первое нормативное руководство для специалистов по оценке экологических, социальных и управленческих факторов. Подобные действия глобального надзорного органа крайне актуальны. Рейтинг ESG надо как-то унифицировать, чтобы оценка сертификаций и верификаций "зеленых" проектов в различных компаниях, включая нефтегазовые, работала одинаково для всех. Это нужно и хедж-фондам, инвестирующим в компании, которые на бумаге соблюдают принципы ESG, но не всегда понятно, так ли это на практике. Как справедливо отметил председатель руководящего органа IOSCO Эшли Алдер, во многих странах нет правил для оценщиков ESG. "Многие покупатели и продавцы ценных бумаг на конкретных примерах указали, насколько запутанным могут быть многочисленные различные варианты рейтингов ESG, что снова вызывает серьезные вопросы о релевантности, надежности и гринвошинге", — заявил он. Именно поэтому в IOSCO, которая объединяет регуляторов ценных бумаг из США, Европы и Азии, считают, что нужно как можно скорее выработать единое руководство (для провайдеров услуг и рейтинговых агентств) по оценке ESG-стандартов.

Впрочем, это только первый шаг. В ноябре 2021 года IOSCO совместно с Фондом международных стандартов финансовой отчетности (Фонд МСФО) планирует создать новый орган для разработки обязательных глобальных стандартов раскрытия компаниями информации об изменении климата. По сути, именно он установит и будет регулировать правила, по которым станет определяться реальный рейтинг ESG компании. При этом национальные подходы разных стран, где уже ведется (или вскоре начнется) оценка соответствия новым стандартам компаний, должны быть полностью сопоставимы с глобальной линией нового органа — детища Фонда МСФО и IOSCO. К слову, создание подобного международного регулятора — это не только инициатива Фонда МСФО и IOSCO. Запрос на работу такого регулятора поступил и от крупнейших экономик мира. По итогам встречи в Венеции 10 июля министры финансов и руководители центральных банков G20 опубликовали коммюнике, где среди прочего был призыв к созданию международного совета, сосредоточенного на стандартах раскрытия информации, связанных с устойчивым развитием. "Мы приветствуем рабочую программу Фонда МСФО по разработке базового глобального стандарта отчетности при сотрудничестве с компанией Task Force on Climate-Related Financial Disclosures (TCFD). Мы будем работать над продвижением требований и рекомендаций по раскрытию информации, связанной с климатом, основанных на отчете Совета по финансовой стабильности (FSB)", — говорится в коммюнике. Подведем краткий итог и выделим ключевые моменты: в этом месяце IOSCO (штаб-квартира в Мадриде) – организация, регулирующая рынки, на которых торгуется около 90% от всего объема ценных бумаг, – создает "инструкцию", по которой (пока на добровольной основе) будет определяться ESG-рейтинг любой компании в мире; в ноябре IOSCO совместно с Фондом МСФО (штаб-квартира в Лондоне) создаст международный регулятор, который будет определять правила формирования ESG-рейтинга, причем G20 такую инициативу поддержала на официальном уровне; 32 члена (во главе с Майклом Р. Блумбергом, основателем Bloomberg L.P) из группы организаций TCFD (была создана компанией FSB, штаб-квартира которой в Базеле, Швейцария) предложили G20 свою модель по раскрытию информации компаний, деятельность которых связана с выбросами ПГ. Эту инициативу в G20 одобрили, правда, в коммюнике не опубликованы детали такой модели. Во всех этих организациях РФ принимает прямое или косвенное участие. К примеру, с 2015 года Россия стала подписантом меморандума IOSCO. В работе организации по сей день принимает участие Банк России.

В работе Совета по финансовой стабильности (FSB), созданном членами G20 на Лондонском саммите в апреле 2009 года, участвуют ЦБ и Минфин России. Однако следует признать, что в этих международных организациях влияние РФ определенно не является главенствующим или даже равнозначным группе стран из Европы и США. Мировые рейтинговые агентства и индексные провайдеры вроде MSCI уже на практике демонстрируют (на примере "Сургутнефтегаза"), что способны публиковать крайне негативный ESG-рейтинг российских нефтегазовых компаний, а это сказывается на их репутации. Как рассказал в беседе с "НиК" руководитель ИАЦ "Альпари" Александр Разуваев, почти всегда рейтинги, которые нам выставляют крупные компании Запада, вроде S& P или Moody’s, чересчур занижены. Учитывая соотношение долга к ВВП и размер международных резервов, рейтинг России должен быть намного больше, чем они его назначали раньше и назначают сейчас. "Разумеется, у рейтинговых агентств в Европе и США будет такой же предвзятый подход и к определению уровня корпоративного управления в нефтегазовых компаниях России. Конечно, надо признать, что некоторые проблемы с этим у компаний РФ в подобной отрасли все же есть. Да, „Сургутнефтегаз" уже сегодня в антилидерах по стандартам ESG. Но это отчасти и логично: компания добывает почти 10% нефти во всей России, на ее счетах около $47 млрд, но при этом не понятно, кто ее главный бенефициар. Так что проблемы непрозрачности действительно есть", — говорит эксперт. Однако сегодня у большинства крупных нефтегазовых компаний в РФ, несмотря на то, что 20 лет назад такая проблема присутствовала повсеместно, прозрачность деятельности находится на более высоком уровне. Даже в ЕС и США сейчас признают, что уровень корпоративного управления у "Лукойла", "Роснефти" и, с некоторыми оговорками, у "Газпрома" все же достаточно высокий, напоминает Александр Разуваев. "Я бы не сказал, что адаптация нефтегазовых компаний России к новым универсальным стандартам ESG, которые могут появиться в этом году, нанесут корпорациям непоправимый финансовый урон. Это, в основном, повлияет на отношение к ним инвесторов в худшую сторону, а также на капитализацию компаний. Но, с другой стороны, ценные бумаги нефтегазовых компаний в РФ и так традиционно дешевле, чем у их конкурентов из Европы или США (у которых, кстати, и дивиденды намного больше). Вряд ли несоблюдение принципов ESG вынудит, к примеру, европейских потребителей отказаться от импорта нефти и газа из РФ.

Впрочем, если вдруг возникнет необходимость ввести санкции или устроить торговую войну, то это (низкий ESG-рейтинг — авт.) может послужить очень удобным официальным поводом для отказа от углеводородов из России", — уверен Александр Разуваев. ESG-повестка становится мейнстримом для все большего числа инвесторов. По данным компании Morningstar, только в первой половине 2020 года были запущены рекордные 23 новых ESG-фонда. Крупнейший мировой инвестор BlackRock в 2021 году сформировал "зеленый" биржевой фонд на сумму $1,25 млрд, официальная цель которого — выявлять компании-бенефициары энергоперехода. Казалось бы, для выживания на нефтегазовом рынке нужно теперь неукоснительно следовать ESG принципам и спешно заниматься декарбонизацией своей деятельности. Но как мы видим, в последние годы крупнейшие в мире хедж-фонды продолжают инвестировать даже в те нефтегазовые компании, которые больше говорят о "зеленой энергетике", чем реально ею занимаются. Например, в июле 2021-го представители Shell заявили, что компания продает свою долю в совместном с "Роснефтью" немецком НПЗ. При этом Shell с 2016 по 2020 год потратила на ВИЭ лишь $2,3 млрд, а на традиционный нефтегазовый бизнес — $35 млрд. Такой факт почему-то не отпугивает инвесторов и акционеров компании. Это касается и других нефтегазовых корпораций в Европе, Америке. Даже в середине лета 2020 года, когда пандемия коронавируса привнесла хаос в мировой рынок, "бычьи позиции" крупнейших хедж-фондов по сырой нефти превысили "медвежьи" почти в 5 раз. Это значит, что стандарты ESG и политика декарбонизации, конечно, будут играть определенную роль в конкурентоспособности нефтегазовых компаний, но все же они не станут основополагающими. "Пока что речь идет лишь о создании нового органа, который будет заниматься разработкой унифицированных стандартов раскрытия и методологии присвоения рейтингов. В целом, эффект для финансовых рынков будет скорее положительным. Сейчас существует множество методологий, которые отличаются по шкалам и объекту рейтингования, поэтому данные часто несопоставимы. Учитывая, что российские компании уже и так работают с рядом агентств для получения ESG-рейтингов, вряд ли переход на новые стандарты раскрытий окажет сколько-нибудь значимое влияние на финансы компаний.

При этом будут расти затраты на то, чтобы улучшать ESG-факторы и соответствовать лучшим стандартам в отрасли", — заявила аналитик нефтегазового сектора компании "Атон" Анна Кишмария. Дать прогноз по таким расходам для российских компаний сегодня не представляется возможным. В официальных сообщениях IOSCO, Фонда МСФО, TCFD, каждый из которых занимается созданием международного регулятора, определяющего стандарты ESG-рейтинга, пока ничего не сказано о деталях работы такого механизма. Все эти организации еще не опубликовали официальный перечень условий, которые должны будут выполнять компании (включая нефтегазовые) для повышения их ESG-рейтинга. Даже нормативное руководство для специалистов по оценке экологических, социальных и управленческих факторов, которое IOSCO опубликует в этом месяце — это лишь "первые шаги". Международный регулятор, который заработает в ноябре, вполне может содержать в себе дополнительные условия и принципы определения стандартов ESG-рейтинга. Впрочем, определенные контуры для нефтегазового сектора в РФ, если мы говорим о наибольших трудностях (расходах) при соблюдении ESG-принципов, сегодня уже видны. Как считает заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, с точки зрения финансов самым обременительным для российских нефтегазовых компаний представляются именно экологические стандарты. Тут, похоже, не будет никаких компромиссов. Но это при условии, что сам процесс установления экостандартов не "замылят", поскольку они могут больно ударить по многим американским энергетическим и промышленным гигантам, не говоря уже о Китае, Индии и других развивающихся странах. По словам аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при Правительстве РФ Игоря Юшкова, социалка и корпоративное управление не станут проблемой для компаний из РФ при достижении стандартов ESG. Для большинства корпораций, которые размещают свои акции на биржах и являются публичными компаниями, выполнение таких требований уже давно стало рутиной. А вот расходы ради экологической повестки вырастут, причем они постоянно будут увеличиваться и в будущем.

"Нефтегазовые компании, скорее всего, заставят отслеживать уровень выбросов парниковых газов, причем на всех этапах деятельности компании, включая получение энергии для заводов по добыче или переработке. Придется тратить средства на сокращение сжигания ПНГ. Напомню, в РФ даже некоторые крупные компании пока не могут достичь отметки в 95% (некоторые сжигают лишь 80% от общего объемов имеющегося у них ПНГ). Будут проблемы и с газопроводами, поскольку в Европе уже сейчас говорят о потенциальном внедрении методологии, при которой должны подсчитываться выбросы метана (за каждые 100 метров трубы) из трубопровода в атмосферу. Методология может и сомнительная, но платить за это могут заставить", — говорит Игорь Юшков. Эксперт подчеркнул, что многие нефтегазовые компании, в том числе и российские, сейчас ждут конкретики от международных регуляторов. Никто не спешит прямо сегодня вкладывать в тот или иной проект по сокращению выбросов ПГ. Возможно, поначалу будет проще платить штрафы и углеродный налог, параллельно выстраивая необходимую инфраструктуру, чем заранее инвестировать в ВИЭ проекты или водородную энергетику, которые в итоге принесут еще более крупные убытки.

Источник: www.advis.ru

Печать