FruitPortal.ru: фрукты и овощи » Новости

Российский рынок не останется без ягод

Врачи советуют съедать около семи килограммов ягод в год. Пока же на среднестатистического россиянина приходится 70-80 процентов от этой нормы. В последние годы шел активный рост потребления: россияне все реже выезжали в леса с лукошками и все чаще покупали ягоды или продукты из ягод в магазинах. Проблема в том, что на полках магазинов в основном представлены иностранные ягоды, продукт этот скоропортящийся, сложный в хранении и, прямо скажем, недешевый. "РГ" спросила у экспертов, что дальше ждет ягодный рынок в России и когда на полках супермаркетов появится своя местная малина и клубника.

Местная доля

Какова доля импорта на российском ягодном рынке? На этот вопрос так просто и не ответить.

"Уровень самообеспеченности на внутреннем рынке ягод составляет более 90 процентов. Существенную долю российского рынка (порядка 70 процентов) занимают садовые ягоды, остальная часть приходится на дикорастущие. Наиболее популярными ягодами в России являются клубника, малина и голубика. Доля импорта клубники в объеме потребления составляет около 20 процентов. На сегодняшний день потребление малины удовлетворяется в основном за счет внутреннего производства (доля импорта - 2 процента), голубики - за счет импорта (98 процентов от объема потребления), - сообщили "РГ" в консалтинговой компании Strategy Partners.

Татьяна Козлова, старший руководитель проектов направления "Оценка и финансовый консалтинг" Группы компаний SRG, подчеркивает: 90-процентная самообеспеченность касается только свежей ягоды, причем той, что собрана официально, через заготовительные пункты. Сколько конкретно ягод выращивают на своих дачах россияне и сколько собирают в лесах для собственных нужд, учету не поддается.

- В части переработанной (замороженной, консервированной, сушеной) ягоды пропорции куда скромнее - 35 процентов внутренний рынок и 65 процентов импорт. Примерно 95 процентов составляет заморозка. По структуре ягод основной сбор на внутреннем рынке приходится на смородину, как самую неприхотливую ягоду, и клубнику. При этом на клубнику приходится более 70 процентов импорта, порядка 10 процентов - на клюкву и голубику, - отмечает Татьяна Козлова.

Стоит отметить, что посетители розничных магазинов - это не основные потребители ягод в России. Основные потоки ягод направляются в соковые, молочные и кондитерские производства.

Собирать по-крупному

Российские ягоды, которые поступают на промышленные предприятия, это в первую очередь дикоросы. То есть те, что принесены из леса. Система следующая: люди собирают ягоды и сдают их на заготовительные пункты по фиксированной цене. И уже заготконторы продают ягоды производителям.

- Вероятно, в СССР хорошо понимали рентабельность и полезность дикоросов, иначе к концу 90-х в России не насчитывалось бы более 18 тысяч заготовочных контор. В настоящее время этих контор осталось менее тысячи. По разным оценкам, промысловые запасы дикоросов (грибов, ягод, орехов) составляют 7-9 миллионов тонн в год, в целом биологические запасы (включая травы, чагу) составляют более 13 миллионов тонн. В каждом регионе в силу климатических и биологических особенностей есть свои фавориты. Этот рынок сейчас почти полностью "серый". В сезон заготовители есть в каждом районе, а то и деревне, вот только неофициально. Иначе как можно объяснить официальную статистику сбора грибов в 30 тысяч тонн в год, а потребление более 500 тысяч. С ягодами такая же история. Импорт, безусловно, присутствует, но разница в показателях огромна. По официальной статистике уровень освоения рынка дикоросов составляет не более 1,5-6 процентов, однако это не совсем так. Собственно, мы это видим на сезонных развалах. Другой вопрос, что бизнес этот действительно перспективный и может дать дополнительный доход бюджетам регионов. В Финляндии сбор дикоросов вообще поставлен на поток. Наши ягоды из Северо-Запада также поставлялись в скандинавские страны. Другой вопрос, что перерабатывающих мощностей в России очень мало, это связано как с непредсказуемостью данного рынка (в силу природных явлений), так и дороговизной самого продукта. В той же Финляндии только за сбор брусники, клюквы и черники платят 1-4 евро за килограмм, морошки - до 15 евро. Поэтому по той же ягоде предпочтения потребителей отдаются импортной садовой клубнике, нежели дикоросам. Импорт садовой ягоды в Россию растет уже несколько лет. Поэтому, с одной стороны, коммерческий сбор дикоросов в России вполне может вырасти в несколько раз, с другой - покупка продукции переработки россиянами (особенно в регионах) не сильно растет из-за наличия собственных заготовок и дороговизны экопродуктов, - считает Татьяна Козлова.

Пока обороты российских заготовительных контор довольно скромные. Например, по данным правительства Ленобласти, в регионе в минувшем году по линии Леноблпотребсоюза работало 115 заготовительных пунктов. Они закупили у граждан к осени 11 тонн черники, 17 тонн брусники, 6 тонн черноплодной рябины, 200 килограмм черной и красной смородины.

В поселке Паша находится один из самых продвинутых таких пунктов в регионе. Ягоды, принимаемые у сборщиков здесь сразу моют, при необходимости очищают и замораживают шоковым методом или флюидизации. Такая ягода идет в кондитерские производства (например, для начинки пирогов), также по линии потребительского общества налажен выпуск клюквы в сахаре.

В заготпунктах готовы брать ягоды у граждан. Но граждане продукцию сдают неохотно. Главная причина - низкие закупочные цены. Так, в заготпункт в селе Паша в прошлом году скупал бруснику по 80 рублей за кило, смородину - за 75, а рябину - за 20. Поэтому жители Ленобласти, занимающиеся ягодами, массово везут свою продукцию в Петербург и продают в сезон у станций метро. Так, прошлой осенью на улицах Северной столицы бруснику можно было взять по 300 рублей за кило. Также многие сборщики открывают интернет-магазины или коммерческие группы в соцсетях. И цены у них еще выше. Например, в прошлом сезоне цены на бруснику на петербургских интернет-площадках доходили до 600 рублей за кило. Но с доставкой до дома.

Таким образом, сборщикам дикоросов выгоднее не сдавать ягоды в заготконторы, а самим их продавать. Для отрасли это означает то, что она живет в условиях вечного дефицита сырья.

Клубника в теплице

Спрос значительно превышает предложение не только в сегменте дикорастущих ягод, но и среди культивированных. На заготовительных пунктах клубнику или малину от населения не принимают. Слишком маленькие объемы, да и портится ягода быстро. Предприятия промышленности закупают ягоды, выращенные в хозяйствах, причем, не в российских.

Антон Кривенюк и Михаил Барабаш из СХПК "Брянский гектар" говорят, что в сегменте малины на отечественную продукцию приходится не более семи процентов от общего объема поставок.

- Крупная переработка не покупает ягоду в России. Есть определенные требования к качеству ягоды, форме. Для того, чтобы внутренний рынок мог обеспечить переработку, нужны принципиально другие масштабы работы отрасли. Знаем примеры, когда крупная переработка заводила свои хозяйства по производству ягоды. Так сделал, например, один крупный производитель джемов и варенья в Тверской области, но затем компания бросила эти земли, - говорят эксперты.

По данным Strategy Partners, в России существуют сложности на рынке ягод, связанные прежде всего с производственными процессами, а именно - с доступностью материалов и оборудования. Также остро ощущаются нехватка и небольшой выбор посадочного материала плодовых культур, большая часть посадочных материалов - импортная. Кроме того, мало техники для выращивания ягод. Специализированная техника для садоводства российского производства в принципе отсутствует. Поэтому пока в хозяйствах зачастую довольно низкий уровень автоматизации и большая доля ручного труда.

До последнего времени перерабатывающие предприятия, производители конечной продукции, шли по пути наименьшего сопротивления и покупали ягодное сырье за рубежом. Сейчас этот путь стал значительно более тернист, возникли сложности с логистикой, да и цены на импортные ягоды в связи с колебанием курса рубля не могут не измениться. Значит ли это, что российские производители смогут быстро заместить импортную ягоду?

Эксперты призывают не торопиться. Кривенюк и Барабаш говорят, что в этом году переработчики ягод помимо уже привычного дефицита самих ягод могут столкнуться с дополнительными вызовами, касающимися, например, упаковки для продукции или деталей оборудования для печати этикеток.

Соответственно, компании вряд ли смогут инвестировать в новые проекты.

В то же время уже работающие и развивающиеся компании имеют все шансы довольно быстро занять освободившиеся ниши на рынке. Например, в прошлом году активно строились ягодные теплицы в Подмосковье. По данным правительства Московской области, в регионе реализуется восемь крупных инвестиционных проектов по производству ягод. Предприятия уже выращивают клубнику, голубику, жимолость. По планам, озвученным осенью прошлого года, сразу после урожая, в этом году компании намеревались в совокупности произвести в 2022 году 7 тысяч тонн ягод.

Кроме того, в России с 2020 года реализуется дорожная карта, направленная на то, чтобы полностью обеспечить граждан отечественной плодово-ягодной продукцией. Мероприятия дорожной карты рассчитаны до 2023 года. Программа развивается весьма интенсивно, например, по итогам 2021 года, как следует из данных Минсельхоза, рост собственного производства плодово-ягодной продукции составил 22,2 процента.

Как скажется нынешняя экономическая ситуация на темпах развития ягодной отрасли, пока оценивать сложно. Но в плане ягодного импортозамещения уже сделано много, поэтому, отмечают эксперты, рынок без ягод не останется. Может несколько снизиться доля свежих ягод на полках в сетевых магазинах, но возможность покупать ягоды у сборщиков напрямую никуда не денется. Ну и оптовые производители ягод, даже те из них, кто только выходит на рынок, получают сейчас лояльную систему сбыта и имеют все шансы быстро встроиться в производственные процессы. Поэтому булочки с джемом и йогурты с конфитюром на полок магазинов никуда не денутся.

Источник: rg.ru
Менеджер: Ольга Лыхина
Просмотров: 161

Печать