Медицинская промышленность » Новости

Иммунолог: повторная вакцинация от COVID-19 не может повысить «напряженность» иммунитета

Ревакцинация нужна всем, а особенно — людям с сильным иммунитетом. Как рассказал «Фонтанке» иммунолог, профессор Александр Полевщиков, обычные инфекционные заболевания они переносят тяжело, но быстро выздоравливают. Но при ковиде «сильный» иммунитет работает против них. Так что вакцинироваться и ревакцинироваться им нужно в первую очередь.

Международная группа ученых опубликовала статью в журнале The Lancet. Они говорят о том, что ранняя массовая ревакцинация может привести к осложнениям — миокардиту и синдрому Гийена-Барре, то есть заболеваниям, которые могут развиваться на фоне ковида. И вообще поставили необходимость ранней ревакцинации под вопрос.

«Фонтанка» спросила у Александра Полевщикова, доктора биологических наук, профессора петербургского Института экспериментальной медицины, зачем нужно повторно прививаться от разных инфекций вообще и от коронавируса — через полгода.

— Александр Витальевич, зарубежные ученые говорят, что ранняя ревакцинация бессмысленна и даже чревата побочными эффектами.

— В The Lancet представлено мнение авторов статьи и не более того, это не исследование. И кроме того, не всякому печатному слову стоит безусловно доверять. Обсуждать их предположение, на мой взгляд, смысла нет, мы все скоро увидим сами. Я исхожу из исторически сложившихся схем ревакцинации. Возьмем, к примеру, не ковид, а другое вирусное заболевание — клещевой энцефалит: первичная прививка делается 2 раза с интервалом в месяц, потом — через год, потом через три года. И все, кто следовал этой схеме, не болел и не умирал после укуса клеща.

У любой прививочной кампании есть эффективность, хотим мы того или нет. Пример — черная оспа, пандемии которой уносили десятки миллионов жизней. Благодаря всепланетной прививочной кампании, в том числе с ревакцинацией, она была ликвидирована в 1977 году и с начала 1980-х прекратились прививки от нее. Вспомните, как в 1990-е практически остановилась вакцинация и ревакцинация от дифтерии — и случилась вспышка заболеваемости. Этим перечень не исчерпывается. Были советские времена, когда, чтобы показать студентам пациента с корью, их собирали со всех вузов сразу: потому что другого случая могло не представиться — кори практически не было. А сейчас сколько ее? На Украине — эпидемия кори. А у нас? Мы даже не знаем, сколько человек ее переносят.

— В случае с вакцинацией от коронавируса мы проводим параллель с вакцинацией от гриппа, а она ежегодная. Почему коронавирусом нам предлагают ревакцинироваться через полгода?

— Потому что мы пока не знаем достоверно, как долго держится иммунитет и после болезни, и после прививки, а во время пандемии важна защита. Возможно, это перестраховка, мы это узнаем, когда накопится больше данных. Но честно говоря, я не понимаю, почему мы опасаемся ревакцинации. Ученые опубликовали статью о риске развития синдрома Гийена-Барре и кардиомиопатии? Так риск их развития есть и при заболевании ковидом. И кроме того, они говорят только о своих вакцинах — «Модерне» и «Пфайзере», у нас даже аналогичных нет. А когда говорят, что речь идет и об «Астра-Зенеке», созданной по тому же принципу, что и «Спутник V», то мы должны помнить, что они не идентичны.

Да, мы пока не все знаем и понимаем, но здравый смысл и опыт предыдущих вакцинаций подсказывают, что ревакцинация нужна, и пока лучше делать повторную прививку через полгода.

— Люди не носят маски, не хотят прививаться, бравируя тем, что до сих пор не заболели, значит, у них «сильный иммунитет» и прививка им не нужна. А что такое этот самый «сильный иммунитет»?

— Беда в том, что в области иммунитета все большие специалисты. «У меня сильный иммунитет — я не заболею», — можно услышать часто. Ерунда, все равно заболеете — инфицирование происходит. Более того, проявления защитной реакции будут сильнее, чем у того, у кого иммунная система слабая. Если у человека сильный иммунитет, его организм бурно реагирует на патоген, тот же вирус, к примеру. Высокая температура, головная боль — свидетельство того, что организм активно борется с вирусом и вы быстрее поправитесь.

— Поэтому при гриппе и ОРВИ не следует сбивать температуру, если она не выше 38 градусов. Но с коронавирусом другая история — ее надо сбивать, иначе может развиться цитокиновый шторм.

— Продукция цитокинов — критерий уровня повреждения тканей. Чем их больше, тем больше объем тканевого повреждения. Почему стараются снизить температуру? Чтобы уменьшить степень тканевого повреждения, а при многих заболеваниях оно очень сильное, чтобы предотвратить опасные физиологические изменения в организме. Поэтому сказать однозначно, надо сбивать температуру или нет, нельзя — так организм борется с инфекцией, включая защитную реакцию, при которой уровень продукции цитокинов растет. То есть, да, сильный иммунный ответ связан и с цитокиновым штормом, и с другими проблемами. И его обладателю вакцинация, возможно, нужнее, чем тому, у кого иммунитет слабый, потому что прививка приводит организм в состояние готовности к встрече с конкретным вирусом. Мы же не говорим, что прививка на 100% предотвратит заболевание, это не страховой полис, но она его ослабит — снизит уровень повреждения тканей, а значит, улучшит прогноз, сократит сроки заболевания и ускорит выздоровление.

— То есть с коронавирусом мы гасим у человека иммунный ответ — хороший, правильный?

— По сути, да, потому что, когда температура зашкаливает, нарушается работа других органов и систем. Обратите внимание: врачи используют противовоспалительные препараты — глюкокортикоиды, останавливающие развитие воспаления и цитокиновый шторм, ослабляя иммунную реакцию. Эта двойственная ситуация, она характерна не только для борьбы с ковидом. Когда у нас ОРВИ или грипп, мы покупаем в аптеке противопростудные шипучки с аспирином или парацетамолом — они противовоспалительные, снижают взаимодействие клеток иммунной системы. Так мы избавляемся от дискомфорта, страхуемся от побочек, но при этом снижаем эффективность работы иммунной системы. Строго говоря, мы сами растягиваем время болезни.

— Получается, что коронавирус для человека со слабым иммунитетом менее опасен?

— Знаете, когда у людей совершенно не работала иммунная система? Во время Ленинградской блокады. На фоне страшного белкового голодания иммунные реакции не развивались, и люди редко болели даже простудными заболеваниями. Так когда иммунная система работает или не работает? Мы хотим не болеть, но в действительности критерии работы иммунной системы — в проявлении болезни: температуре, насморке и кашле.

— Опасения по поводу вакцинации и уж тем более ревакцинации звучат и так: «прививка повысит напряженность иммунитета».

— Это антинаучная глупость несусветная. Иммунная система за сутки перемалывает миллионы антигенов. Все эти россказни про вмешательство прививкой в иммунную систему слушать невозможно — ей все равно, какой вирус попадает в организм, она работает всегда.

«Напряженность», «усиление» иммунитета. Мы не можем его измерить.

И даже если бы у нас были возможности для его измерения, в ситуации с инфекционными заболеваниями это мало что дает. Эффективность иммунизации даже при гриппе, не говоря уже о коронавирусе, пока неизвестна. Потому что измеряем мы только антитела — это относительно просто и доступно. Уровень клеточного ответа измерить сложнее, но тоже можно. Это делали в США и Израиле в ходе исследования поствакцинального иммунитета. Они показали очень странную вещь на примере гриппа — уровень оцененного Т-клеточного иммунитета никак не коррелировал с уровнем защиты у большого числа людей. Никак. То есть Т-клеточный иммунитет по параметрам великолепный, но это никак не совпадало с уровнем заболеваемости гриппом в популяции.

Наше бессилие в этом вопросе можно списать на то, что иммунология относительно молодая наука, ей всего 140 лет. Мы явно еще до конца не понимаем, как работает иммунная система. Но опытным путем за 225 лет с момента первой прививки от оспы мы дошли до абсолютной уверенности в том, что предварительное знакомство с ослабленным или убитым патогеном все-таки приводит к защите организма — уничтоженная черная оспа, успехи в предотвращении полиомиелита, ку-лихорадки, желтой лихорадки и многих других заболеваний доказывают, что этот путь правильный.

— Мы уже не сомневаемся, что первичная прививка защищает от болезни или ее тяжелого течения. Но были люди, которые в начале прививочной кампании прививались и по три, и по 4 раза, могли использовать и разные вакцины, достигали уровня антител в 4 тысячи и очень этому радовались.

— Но при этом могли также заболеть, пусть в гораздо более легкой форме: ни у кого из них не возникло этой самой антительной зависимости и цитокинового шторма. Показатели смертности у заболевших вакцинированных от заболеваний, вызванных бактериями, вообще практически ноль, вызванных вирусами — единичные, в том числе новым коронавирусом.

— И все-таки — много антител это хорошо или плохо?

— Уверен, что бесполезно следить за антителами. Потому что мы пока не знаем, хорошо или плохо, когда их много. Раньше никто после прививки их массовым измерением не занимался. Просто прививались, если требовалось, прививались повторно, чтобы стимулировать механизм иммунологической памяти. И это всегда срабатывало. Ну или почти всегда.

И мы не знаем, почему: потому что организм вакцинированного быстрее побеждает патоген или антитела помогают ему быстрее возвращается к исходному состоянию — быстрее восстанавливается состояние гомеостаза? Ведь иммунная система отвечает не только за защиту. Есть две формы иммунитета — врожденный и приобретенный. Приобретенный — антитела, цитотоксические лимфоциты, которые должны убивать инородные патогены. Но еще в конце 20-го века было показано, что самую большую роль в защите играет врожденный иммунитет. И его показатель — продукция цитокинов. Именно их уровень отражает интенсивность реакций иммунной системы. Тяжело болеют люди с хорошим врожденным иммунитетом. И тогда встает другой важный вопрос: а зачем тогда приобретенный иммунитет? Антитела на самом деле могут быть нужны ещё и для того, чтобы провести максимально быструю очистку пораженного очага, чтобы восстановить исходную структуру ткани — вернуться в исходное состояние. Организму ведь все равно — есть в нем возбудитель болезни или его нет. В нас сидят одновременно миллиарды возбудителей. Самый простой пример: ребенок переболел в детстве ветрянкой, повзрослел и заболел астмой. Доктора стали его лечить глюкортикоидами, и он получил опоясывающий лишай (зудящие пузырьки ветряночные). А это на фоне сниженного иммунитета выполз вирус ветрянки, который все эти 40 лет сидел в нейронах спинного мозга.

— Когда делает прививку пожилой человек — иммунная реакция слабая. А молодежь часто жалуется на симптомы, даже переболевшие жалуются на ярко выраженные проявления болезни, хоть и краткосрочные. Потому что у молодых иммунитет сильнее, говорят нам. Значит ли это, что у пожилого человека иммунная реакция слабая и ему ревакцинация нужнее, чем молодым?

— То, что иммунитет ослабевает с возрастом, общеизвестно, но и процессы регенерации тканей тоже с возрастом ослабевают, то есть и антител мало, и восстановление с их помощью затруднено. Поэтому, возможно, да, пожилым ревакцинация нужнее. Но наверное, я соглашусь с теми, кто объясняет побочные эффекты вакцинации тем, что многие, у кого они проявляются, уже встречались с коронавирусом и получают резкую реакцию организма при новой «встрече».

— Какой вакциной лучше прививаться повторно — тем же «Спутником» или лучше выбрать «КовиВак», например?

— Помните, производители «КовиВака» изначально говорили, что это вакцина для ревакцинации. Потом об этом как бы забыли. Для защиты от известных нам инфекций, в том числе вирусов, нет разницы — ревакцинируешься ты той же вакциной, что в первый раз, или другой. Но для сомневающихся в этом скоро Центр им. Гамалеи выпустит интраназальную вакцину. И она для ревакцинации подойдет идеально: способ введения препарата меняет реакцию организма. При парентеральном введение (инъекция) формируются антитела IgM и IgG. При нанесении препарата на слизистую на ней образуются антитела IgА. Вот они будут прекрасно работать перехватчиками непосредственно во входных воротах вируса (на слизистой оболочке верхних дыхательных путей). На поверхности слизистой эти антитела будут сохраняться около четырех месяцев. Думаю, переход на интраназальные вакцины даст нам большую степень защиты именно от проникновения вируса в организм, а комбинация уже существующей парентеральной вакцинации и ревакцинация грядущей интраназальной формой вакцины дадут хороший результат.

Источник: www.fontanka.ru

Печать